ЦБС Ульяновска ВКонтакте ЦБС Ульяновска в Твиттере ЦБС Ульяновска в Инстраграм
ОБратная связь
Поиск по сайту
Вход

Вы здесь

"Любой взгляд на прошлое продиктован соображениями современности, поскольку вчерашний день неизбежно кончается днём сегодняшним".

Ю. Лотман

Юбилей НМ. Карамзина для библиотечной практики – это прекрасный повод насытить особым содержательным контентом и само пространство библиотеки, и работу с различным контингентом читателей.

Личность и творчество нашего земляка настолько многогранны, что тематическая вариативность и выставочной, имассовойработы, посвященной юбиляру, очень велика.

Для Центральной городской библиотеки имени ИА Гончарова, специализирующейся на литературном краеведении, предстоящий юбилей Н.М. Карамзина поставил задачи поиска неординарных подходов в работе с его творческим наследием, в том числе и при организации книжных выставок.

Книжные выставки -это, безусловно, визитные карточки библиотеки, это некое, в особой визуальной форме, обращение к читателям с объявлением актуализации содержания работы библиотеки на определённый период, привлечение внимания к конкретной проблеме.

Не случайно в качестве эпиграфа слова Ю. Лотмана – исследователя творчества Н.М. Карамзина. Оглянуться

на прошлое из дня сегодняшнего, понять непреходящую ценность человеческой личности, какой её явил в своё время российскому обществу наш великий земляк, увидеть истоки и условия формирования такой личности – очень важно для нас, живущих не в XVIII, а в XXI веке.

Для молодёжной читательской аудитории необходим акцент на том, что Симбирский край дал России много одарённых и целеустремлённых людей, что быть достойными их славы, проникнуться чувством уважения и в какой-то степени потребностью соответствовать этим образцам таланта, человеческих качеств своих великих земляков – задача новых поколений. Именно таковы были предпосылки при определении концепции выставки, посвященной юбилейному Году Карамзина.

Так родилась идея утверждения через модель книжной выставки уникальности Симбирского края, масштабности талантов его уроженцев, существования, возможно, каких-то особенностей их воспитания.

"Карамзин и Гончаров – два гения с берегов Волги" – таково название книжной выставки в библиотеке. Уже само название говорит о её особенности. Это выставка-перекличка. Выставка, выявляющая нечто общее в детстве и юности наших великих земляков, несомненно, формировавшее их склонности, характер, устремления.

"Ему принадлежат наши живые симпатии..." – эти слова И.А. Гончарова о Н.М. Карамзине, предваряющие выставку, задают вектор и нашего современного отношения к писателю и историографу.

Закономерно обратить внимание и на другое высказывание ИА Гончарова из той же его "Заметки по поводу юбилея Карамзина": "воспоминания о нём как 1 о писателе и как о благородной, светлой личности ещё живут в современном обществе...". Сказанное в XIX веке звучит актуально и сегодня.

"Про себя я могу сказать, что развитием моим и моего дарования я обязан прежде всего влиянию Карамзина...". Это высказывание Гончарова говорит о многом – и о популярности Карамзина, о понимании значения его творчества предыдущими поколениями, и о стремлении творческих людей того времени равняться на высокую планку предшественников. А ещё – о духовной связи двух гениев, объединённых не только местом рождения, но чем-то гораздо большим, – может быть, пониманием своего предназначения и необходимостью ему соответствовать. Гончаров неизменно отзывался о Карамзине как "о гуманнейшей личности", "просветителе", который имел "громадное влияние на всё современное общество".

Своеобразным предисловием к разделам выставки являются книги историка-краеведа ЖА Трофимова и доктора филологических наук Л А Сапченко, посвященные Карамзину. Таким образом акцентируется внимание на главном культурном событии 2016 года – юбилее нашего великого земляка, выдающегося человека, писателя, создателя грандиозного труда – "Истории государства Российского".

Сапченко ЛА НМ. Карамзин в русском общественном и литературном сознании середины и второй половины XIX века. Ульяновск: УлГПУ, 2013. – 256 с.

В этой увлекательной монографии главная мысль – о значении Карамзина как духовной опоры для русской культуры. Материалы статей на конкретных примерах показывают, что не одно поколение русских людей ощущало на себе воздействие карамзинского наследия, и происходило это не только в первые десятилетия XIX века, когда влияние писателя, по словам Гончарова, было непосредственным. На "протяжении XIX века наследие Карамзина было актуальным явлением культуры", – утверждает автор. Но разве несовременно и сегодня звучит эпиграф к этой книге – слова, которые прозвучали впервые в декабре 1866 года? "В настоящую эпоху брожения и борьбы разнородных идей, шаткости убеждений и отрицания нравственных идеалов, как бы сама судьба вырывает из прошедшего светлый образ Карамзина, полный любви к добру и стремления к нравственному совершенствованию". А сама книга Л. Сапченко разве не доказательство интереса наших современников к личности великого земляка?

Уже в тридцатые годы XIX века в русском обществе родилась идея увековечения памяти Карамзина. По инициативе Симбирского дворянства начался сбор средств на сооружение монумента и разработка проекта памятника писателю.

Трофимов ЖА Симбирский памятник НМ. Карамзину. Известное и неизвестное. – "Ульяновский Дом печати", 2006 г. – 128 с.: илл.

Сегодня всем известен великолепный монумент скульптора С. Гальберга, установленный в 1845 году в историческом центре Симбирска. А в день открытия памятника горожане впервые услышали оды выдающихся поэтов-симбирян Н. Языкова и Д. Ознобишина, посвященные знаменательному событию.

В 1848 году на родине историографа открыли общественную библиотеку, назвав её Карамзинской.

Одним из первых прислал для родной библиотеки 4 экземпляра своего романа "Обыкновенная история" И.А. Гончаров. Своими книжными приношениями великий писатель до конца жизни содействовал пополнению книжно-журнального фонда Карамзинской библиотеки.

Трофимов ЖА. Рассказы о Карамзинской общественной библиотеке. – Ульяновск: Обл. типогр. "Печатный двор", 2008. – 160 с.: илл.

"Волга, Родина и беспечная юность" – первый раздел выставки. Это погружение в тексты произведений Карамзина и Гончарова – их воспоминания о детстве в Симбирске, их любовном отношении к мест)'рождения и взросления.

"Родина мила сердцу... пленительными воспоминаниями" – это Н.М. Карамзин.

"Меня влекут просто воспоминания о лучшей поре жизни – молодости" – это НА. Гончаров.

Эти цитаты раздела, как эхо, усиливают благоговейное отношение писателей (и наше, соответственно) к своим родным местам – Симбирску, к детству и юности – лучшей поре в жизни человека.

В этом разделе выставки – прежде всего, книги, "утверждающие" симбирское происхождение великих писателей.

Трофимов ЖА. Николай Карамзин и Симбирск. Поиски, находки, исследования. – Ульяновск: "Ульяновский Дом печати", 2009. – 272 с.: илл.

Николай Михайлович с детства и на всю жизнь с трепетной любовью относился к отчему краю, поддерживал тесные отношения с симбирскими родными и знакомыми. "Человек любит место своего рождения и воспитания", – это высказывание Карамзина не было голословным. Он одним из первых сделал матушку Волгу одной из любимых тем российской поэзии. В своём письме к старшему брату, уже совершив знаменитое своё путешествие, Н. Карамзин писал с гордостью: "Симбирские виды уступают в красоте немногим в Европе". Проживая в столицах, не забывал пополнять новинками читальню Дома дворянского собрания в Симбирске.

И А Гончаров и Симбирск: Альбом – Ульяновск: Издательская группа "Артишок", 2006. – 140 с.

Родной Симбирск всегда присутствовал в жизни и в творчестве ИА. Гончарова. Воспоминания детства и юности залегли в его душу и сердце, вошли в ткань романов: величавое течение Волги, её живописные, покрытые яблоневыми садами берега, родной воздух, "от которого пробегает по телу дрожь бодрости". Неслучайно писал позже о своих героях Гончаров: "...все эти портреты, типы – слишком местные, вышедшие из небольшого приволжского угла,., в них сквозит много близкого и родного автору и заметно пробивается кровная его любовь к ним".

Как сходны детские впечатления двух великих наших земляков!

Родной хлебосольный дом, близкие любящие люди, образ любимой матери, "умно любящей", по выражению Гончарова, своих детей – об этом его очерк "На Родине". "Меня охватило, как паром, домашнее баловство. Многие из читателей, конечно, испытывали сладость возвращения после долгой разлуки к родным и поймут, что я на первых порах весь отдался сладкой неге ухода, внимательности".

Гончаров И А. На Родине. – Ульяновск: изд.-во "Ульяновская правда", 1956. – 276 с.

В повести Н. Карамзина "Рыцарь нашего времени", автобиографической повести, его детство, гостеприимный отцовский дом, доброжелательное отношение к ребёнку ближайших в округе соседей и образ горячо любимой, но рано ушедшей матери – всё вызывает у него чувство нежности и благодарной памяти.

"Что говорить о младенчестве? ...в некотором смысле можно назвать его счастливым временем, истинною Аркадиею жизни...".

Карамзин НМ. Повести. – М: Сов Россия, 1979. – 144 с.

"Симбирские места в карамзинскую пору – кержацкая глухомань. ...Представим худенького подростка с книгой в руках, беспечно гуляющего с неотлучным дядькой на лесной опушке невдалеке от родительского барского дома, на луговой стороне Свияги. Впечатлительный ребёнок, наделённый пламенным, почерпнутым из переводных повестей и романов "донкихотовым воображением", строит воздушные замки, мечтает об опасностях... Чтение и мечты поглощают юного героя...".

Не это ли развившееся в уединении, в слиянии с природой воображение позволит впоследствии Карамзину отчётливо видеть за строками летописей происходившие на Руси стародавние события и записывать их очень зримо для читателей своей "Истории..."?

Осетров ЕИ. Три жизни Карамзина. – М: Современник, 1985. – 302 с. (Б -ка "Любителям российской словесности").

Какие же общие впечатления от детства в Симбирске у наших великих земляков, что, несомненно, повлияли на их восприимчивую, чувствительную душу? Конечно, Волга, чтение, внутренняя свобода, уединение – вся та атмосфера, что порождала мечты и будила воображение.

"...оставляя книгу, смотрел на ...синее пространство Волги, на белые парусы судов и лодок...". Н. Карамзин.

"..меня нередко манили куда-то вдаль широкие разливы Волги... Я целые часы мечтательно, ещё ребёнком, вглядывался в эту широкую пелену вод". И. Гончаров.

Исподволь оттачивались способности, складывался масштаб личности, развивался талант. Есть немало совпадений в судьбах наших земляков – и ранний отъезд из родных мест на учёбу в Москву и недолгое возвращение в Симбирск, окончательное понимание здесь своего жизненного пути, и дальше – успешная реализация тех задатков личности, что взращивались и впервые проявлялись на родной земле.

"Сердце, как и ум, требует развития" – следующий раздел выставки. В название раздела вынесены слова И А Гончарова. Но они как бы повторяют мысль, принадлежащую Н.М. Карамзину, который утверждал, что невозможно разорвать эти понятия – ум и чувство – и невозможно образование одного без другого. Чувствительность не исключает ум, как и наоборот. Это залог гармонии человека и общества в целом. Это преграда на пути многих несправедливостей.

Об этой трудно достижимой гармоничности, о трагических последствиях поступков "неразвитого сердца" – произведения Карамзина и Гончарова. И первым Карамзин в своей так знакомой всем повести "Бедная Лиза" заговорил о неприглядных качествах людей, стоящих и по уровню образования, и по положению в обществе выше других. Недаром эта повесть стала бестселлером своего времени, Карамзин сумел задеть нравственный, социальный нерв и в свои 25 лет сделаться знаменитым российским писателем.

А проблема, которую поднимал в романе "Обыкновенная история" И.А. Гончаров, – уже сложнее, глубже, но о том же – с потерей сердца человек теряет себя, делает несчастными других.

"Первое воспитание едва ли не всегда решает судьбу и главные свойства человека". Н. Карамзин.

"Баловство не до глупой слабости, не до излишества тоже необходимо в детском воспитании. Оно порождает в детских сердцах благодарность". И. Гончаров.

Очевидно, что к словам классиков стоит прислушаться – ведь за ними большой жизненный опыт, наблюдения, личные ощущения, художественные обобщения.

В этом разделе могут стоять книги как самих наших героев выставки, так и книги об их творчестве, н рассматривающие проблемы воспитания, затронутые так или иначе в произведениях Карамзина и Гончарова, вопросы формирования личности человека, его ответственности перед обществом. Трудом, талантом добившись определённого п положения в обществе, и Карамзин, и впоследствии Гончаров всегда сохраняли независимость и даже отчуждённость от высшего света. "Я не придворный! Историографу естественнее умереть на гряде капустной, им обработанной, нежели на пороге дворца, где я не глупее, но и не умнее других...",Н. Карамзин.

"Не одна лень, не одна дикость – от непривычки – и тому подобные внешние грубые причины держали меня всегда поодаль от света и с его приманок, для моей натуры незаманчивых, г А артистическое строение духа, а поэзия и к т.п. и т.д." И А Гончаров.

Что же ещё оказалось общим в творческой судьбе Карамзина и Гончарова?

Им выпала судьба написать произведения особого жанра – жанра путешествий, которые стали не  просто суммой их дорожных впечатлений. За впечатлениями встаёт сложный мир взаимоотношений л Россия – Запад, мир понятий "прогресс" и "цивилизация".

Путешественники из Симбирска. Взгляд на мир русского человека.

Так называется третий раздел выставки и посвящен он уникальным книгам отечественной литературы – "Письма русского путешественника" Н. Карамзина и "Фрегат "Паллада" И. Гончарова.

"Какая обязанность лежит на грамотном путешественнике перед соотечественниками, перед обществом, которое следит за плавателями?... предстоит объехать весь мир и рассказать об этом так, чтобы слушали рассказ без скуки, без нетерпения. Но как и что рассказывать?" – ИА Гончаров.

В этих словах классика – не только понятная озабоченность судьбой будущей своей книги, не только чисто профессиональные раздумья над выбором стилистических приёмов для удовлетворения эстетических вкусов читателей, но и нравственная позиция писателя, сознающего ответственность за своё слово. Не только развлечение русского читателя экзотикой дальних путешествий, но и определение для него некоего пути развития, некоей модели общества, к которому нужно стремиться в России. Совершенно не случайны слова Гончарова в его "географическом" романе: "Увижу новое, чужое и сейчас в уме прикину на свой аршин". Судьба России и соотечественников занимала умы знаменитых путешественников из Симбирска.

И.А. Гончаров в своих очерках "Фрегат "Паллада" опирался на "Письма русского путешественника" Н.М. Карамзина. И тот, и другой, представляя читателю чужестранный мир, не могли не высказывать оценочных суждений по тому или иному поводу. Писателями утверждалось право русского человека понимать и ценить своё, не копировать бездумно и насильственно чуждые образцы.

Так, рисуя картины образа жизни Англии, Карамзин отмечал "холодность" (рационализм, практицизм) англичан, которую он с моральной позиции не принимал в них.

В главах, посвященных Англии во "Фрегате "Пал-лада", Гончаров видит оборотную сторону британской "заботы о других народах": "Филантропия возведена в степень общественной обязанности, а от бедности гибнут не только отдельные лица, семейства, но целые страны под английским управлением". Гончарову не хватает "тепла", "сердца" у типичного англичанина.

Оба – и Карамзин, и Гончаров – в душе путешественники. Мечта детства – увидеть мир. Но как же непросто, оказывается, даже на время покинуть места, в которые, по словам НА. Гончарова, "вросли корнями"!

"Сколько лет путешествие было приятнейшей мечтой моего воображения? Не в восторге ли сказал я самому себе: наконец ты поедешь? Не в радости ли просыпался всякое утро? Не с удовольствием ли засыпал, думая: ты поедешь? Сколько времени не мог ни о чём думать, ничем заниматься, кроме путешествия? Не считал ли дней и часов? Но – когда пришёл желаемый день, я стал грустить, вообразив первый раз живо, что мне надлежало расстаться с любезнейшими для меня людьми в свете и со всем, что, так сказать, входило в состав нравственного бытия моего...

С вещами бездушными прощался как с друзьями..." – Н. Карамзин

"Письма русского путешественника".

"Мысль ехать, как хмель, туманила голову... Я всё мечтал – и давно мечтал – об этом вояже... И вдруг неожиданно суждено было воскресить мечты! Странное, однако, чувство одолело меня, когда решено было, что я еду... Радужные мечты побледнели надолго..., нервы падали по мере того, как наступал час отъезда. Я начал завидовать участи остающихся... Я был жертвой внутренней борьбы, волнений... Я с тоской смотрел, как пустела моя квартира, как из неё понесли мебель, письменный стол, покойное кресло, диван. Покинуть всё это, променять на что?...

Хватит ли души вместить вдруг неожиданно развивающуюся картину мира?" И.А. Гончаров "Фрегат "Паллада".

Обе книги стали достоянием читающей публики. Многие поколения смотрели на мир глазами Карамзина и Гончарова, сверяли свои впечатления и наблюдения, оказавшись за пределами России.

В теме "Россия – Запад" неизменно мелькает тень наших земляков.

Им удалось создать привлекательный образ русского путешественника: образованного, начитанного, любознательного, странствующего с целью почерпнуть новое и привнести это в жизнь своих сограждан. Но важно было и то, что они несли миру весть о России, являясь её достойными представителями.

И как не вспомнить слова Н.М. Карамзина: "Не говорю, чтобы любовь к отечеству долженствовала ослеплять нас и уверять, что мы всех и во всём лучше; но русский должен, по крайней мере, знать цену свою. Согласимся, что некоторые народы вообще нас просвещённее: ибо обстоятельства были для них счастливее; но почувствуем же и все благодеяния судьбы в рассуждении народа российского; станем смело наряду с другими, скажем ясно имя своё и повторим его с благородною гордостию".

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки

"Учение Маркса всесильно, потому что оно верно"

Три источника и три составных части марксизма (март 1913 г.)
ПСС, 5-е изд, т. 23, с. 43

"Честность в политике есть результат силы, лицемерие – результат слабости"

Полемические заметки (март 1911 г.)
ПСС, 5-е изд., т. 20, с. 210.

"…Материя есть объективная реальность, данная нам в ощущении…"

Материализм и эмпириокритицизм (февраль—октябрь 1908 г.)
ПСС, 5-е изд, т. 18, с. 149.

"Прямая политика – самая лучшая политика. Принципиальная политика – самая практичная политика"

Выборная кампания социал-демократии в Петербурге (18 января 1907 г.)
ПСС, 5-е изд., т. 14, с. 300.

"Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя"

Партийная организация и партийная литература (13 ноября 1905 г.)
ПСС, 5-е изд., т. 12, с. 104.