ЦБС Ульяновска ВКонтакте
ЦБС Ульяновска в Твиттере
ОБратная связь
Поиск по сайту
Вход

Вы здесь

Тургенев, И.С. Рудин ; Дворянское гнездо : повести / И. С. Тургенев. – Москва : Художественная литература, 1976. – 317 с. – (Школьная библиотека).

Эту книжку из серии "Школьная библиотека" мне подарили в средних классах школы на тот случай, если она понадобится по программе. По программе не пригодилась - мы изучали "Отцов и детей". И вот только теперь я добрался до этих двух достойных романов. Если вам захочется прочитать роман о любви, честный рассказ без натужого хэппи-энда, но с глубоким пониманием отношений между людьми, написанный отчетливым русским языком, с четкой линией повествования, выдающей превосходного рассказчика, - то вам сюда. 

Общее между этими романами то, что они рассказывают историю двух дворянских семей. И семья Ласунских, и семья Калитиных держатся на женщинах: почему-то мужья их ушли из жизни раньше. Жизнь семьи вращается вокруг женщины-хозяйки, как вокруг некого стержня. И эта женщина-вдова, хозяйка поместья, задает не только содержание и ритм жизни домочадцев, но и нравственный каркас отношений: они знают, что предосудительно, что нет, за кого можно выдать дочь, а за кого нельзя. Разумеется, их поведение сообразуется с понятием светскости, того, что принято в их обществе, они ориентируются на внешний эффект, на комильфо, на соответсвующие их классу приличия. Но эти-то приличия и условности являются препятсвием для счастья очень достойных людей. С этих позиций, например, Лаврецкому предписано оставаться мужем распутной жены, а не быть счастливым с Лизой. 

Романы Тургенева очень психологичны в том смысле, что позволяют установить связь между обстоятельствами семейного воспитания ("детско-родительских отношений", как сейчас мы бы сказали) и жизни героев. Эти обстоятельства мешают соединиться двум любящим парам (Рудин-Наталья, Лаврецкий-Лиза), их любовь словно натыкается на непреодолимую стену - выстроенную не столько из социальных условностей, хотя и это тоже, сколько из их собственных личных качеств, особенностей воспитания, воспринятых из среды семьи и ставших моделями поведения и мышления. Преодолеть их - было бы сродни подвигу Мюнхгаузена, вытащившему себя из болота за волосы, но это невозможно, поэтому в этом смысле романы Тургенева очень правдивы, хотя и имеют горькие финалы. Главные герои словно запрещают себе быть счастливыми, осознавая причину запрета, хотя и не осознавая ее корней. 

Эти два романа существенны и в том смысле, что помогают понять тип той самой "тургеневской женщины" - кроткой, высоконравственной, но, если нужно, решительной, и содержание общественных дискуссий в середине 19 века, в частности, спора западников и славянофилов, и уклад жизни в дворянском поместье. 

Язык, как хорош язык! Работа автора над словом видна и даже слышна, почти осязаема. Например, если Лаврецкий не просто встал в церкви неподалеку от Лизы, а "поместился", то это "поместился" было для автора явно важно, он искал именно это слово. И тут уже можно размышлять почему. Это благодатный труд для того, кто способен получать от этого удовольствие.

Сергей ГОГИН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки