ЦБС Ульяновска ВКонтакте ЦБС Ульяновска в Твиттере ЦБС Ульяновска в Инстраграм  ЦБС Ульяновска на Ютьюбе
ОБратная связь
Поиск по сайту

Вы здесь

/ Хафнер С. История одного немца
Хафнер С. История одного немца обложка

Хафнер С. История одного немца : частный человек против тысячелетнего Рейха / Себастьян Хафнер ; перевод с немецкого Никиты Елисеева под редакцией Галины Снежинской ; комментарии и послесловие Никиты Елисеева. – Санкт-Петербург : Изд-во Ивана Лимбаха, 2018. – 442, [2] с.

Я бы включил эту книгу в обязательный список чтения для тех, кто интересуется историей политики, политологией, обществом, социальной психологией и динамикой общественных процессов. Это очень честный и очень личный рассказ о том, как и почему цивилизованная нация немцев сдалась нацистам. В книге можно найти общие и вполне узнаваемые признаки и причины сползания к самому ужасному тоталитаризму.
Все началось с Первой мировой войны, на которой одни воевали и умирали, а другие - и их большинство - были "болельщиками войны", и это делало войну нереальной, игрушечной и - возможной в будущем. Версальский мир и большие репарации вызывали вопросы: а во имя чего было столько жертв? Бессмысленность войны и "геополитическая катастрофа" стали основой для национального ресентимента.
После войны наступило несколько счастливых и спокойных лет. Но: "Никто не захотел ни личного счастья, ни приватной, частной жизни. Выяснилось, что целое поколение в Германии не знает, что делать с подарком под названием "свободная, независимая, частная жизнь"... Немцы заскучали: со скуки в их головы стали приходить идиотские идеи...". Не наполнив частную жизнь смыслом и динамикой, немцы наполнили ее пустотой и скукой. Они не поняли ценности времени, когда можно просто жить.
Предвестницей грядущего несчастья Хафнер считает спортивную манию, охватившую молодежь, которая не понимала, что в ее увлечении спортом возрождается азарт военной игры. Монолит национального, но неопределенного "мы" породил специфический "коричневый язык": "личное участие", "гарант", "фанатично", "родной клочок земли" и т.д. Пришел апостол ненависти, Гитлер, который обещал все и всем (мы бы сейчас назвали его популистом), что прибило к нему массу сторонников. Публика пала жертвой гипноза, безвольно отдалась "магии отвратительного, сивухе зла". А оппозиция была слаба и раздроблена: "у нас не было ни партии, ни знамени, за которыми мы могли бы следовать". Атмосферу в Германии накануне прихода Гитлера к власти автор описывает так: "оцепенелое ожидание неизбежного несчастья и странная надежда на то, что в последний момент удастся его избежать". "Трудно найти что-нибудь более комичное, чем то безучастное и высокомерное спокойствие, с которым я и подобные мне люди ... наблюдали за первыми успехами нацистской революции, направленной на то, чтобы стереть нас с лица земли".

30 января 1933 года Гитлер стал рейсхканцлером, что знаменовало начало нацистской революции. Во время предвыборной кампании в рейхстаг "нацисты развернулись бешеный террор. Приходится признать: теперь они уже ничего не стеснялись". Потом большинство немцев поверило в поджог рейхстага коммунистами. "У каждого из них отняли часть гарантированных конституцией личных свобод и гражданского достоинства только потому, что кто-то поджег рейхстаг, - и чуть ли не каждый воспринял это с овечьей покорностью".

В марте 1933 года новый рейхстаг по давлением нацистов принял закон, отменявший гражданские свободы и передававший чрезвычайные полномочия Гитлеру и его правительству. (Закон временного действия потом продлевался и во время войны стал бессрочным.) С этих пор в стране окончательно воцарилась диктатура наци. Она принесла с собой четыре вещи, пишет Хафнер: террор, праздники с коллективной декламацией, предательство и коллективный коллапс - "синхронный нервный срыв у миллионов людей". В стране проводилась репрессивная форма террора, которая оправдывалась необходимостью порядка, а полицейские акции якобы спасали страну от бесчинств революции. Но это была ложь, вызванная страхом. "Нацисты никогда не демонстрировали ничего, кроме перепуганных, бледных физиономий изолгавшихся убийц". Воздействие террора должно было усиливаться атмосферой тайны, в которой он совершался, чтобы каждый, кто посмел бы об этом заговорить, почувствовал себя в опасности. Людей при этом отвлекали и развлекали: "шел непрекращающийся хоровод праздников, посвящений и национальных торжеств".

Руководство антинацистских партий проявило моральную несостоятельность. "Третий рейх родился из предательства его врагов; из чувства слабости, беспомощности и отвращение, которые это предательство вызывало". Ненависть к предателям (коммунистам и социал-демократам) превысила в народе ненависть к главному врагу - нацизму. В партию нацистов повалили рабочие. Главной причиной для этого был страх: "избивать, чтобы не быть избитым". Потом наступало опьянение властью и насилием, чувством "единения" с массой. У многих мотивом присоединения к нацистам было простое приспособленчество и карьеризм. У немцев, считает автор, обнаружилось отсутствие "породы" - твердого, неподвластного давлению извне ядра. В Германии наступили растерянность, расслабленность, полная капитуляция, которые Хафнер называет "нервным срывом". "Результатом этого нервного срыва стал объединенный, готовый на что угодно многомиллионный народ, который сегодня стал кошмаром для всего человечества".

Нацистская партия в результате политики "выравнивания" захватила все учреждения, органы местной власти, руководство компаний. "Нацистская революция обзавелась чиновничьей физиономией". "Мы все оказались в руках у нацистов, они могли казнить и миловать по своему усмотрению. Все крепости пали, любое коллективное сопротивление сделалось невозможным, индивидуальное сопротивление стало формой самоубийства." Многие находили для себя выход в том, чтобы перебежать на сторону этого Левиафана. "Маленький пакт с дьяволом – и ты уже не среди узников и гонимых, но среди победителей и преследователей".

То, что автор называет своей дуэлью с государством, для многих стало мучительным процессом разрешения когнитивного диссонанса во имя психического и физического выживания. Хафнер пишет о распространенных искушениях, к которым прибегали немцы: искушение самоизоляции, то есть надежда на возможность отсидеться; бегство в иллюзию превосходства над некомпетентностью правительства Гитлера; искушение озлоблением и погружением в ненависть; искушение самоуничижением, упоением смертью и гибелью мира, "мечтательным живописанием всевозможных ужасов режима". Многие пали жертвой этих искушений, иллюзии разрушали людей и укрепляли нацистский режим.

Далее автор пишет о своем опыте военной подготовки под руководством нацистов, которая была необходимым условием для легальной юридической практики. Хафнер подробно и очень лично рассказывает о простых приемах промывания мозгов, которым подвергались люди в армии. Спустя время ему тоже пришлось горланить нацистские маршевые гимны, он признается, что испытал приятную иллюзию товарищества, которая во многом и сплачивала рядовых нацистов.
Хафнер (настоящее имя автора Раймунд Претцель) спас себя тем, что вовремя эмигрировал в Англию, где работал журналистом и написал эту книгу в 1938 году. Она была обнаружена в его архиве после его смерти в 1999 году. Книга очень хорошо переведена (перевод Никиты Елисеева, он же написал послесловие и комментарии). Рекомендую всем, кто любит размышлять и искать исторические параллели и закономерности.

Сергей ГОГИН

up
Проголосовал 31 пользователь.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки
Версия для слабовидящих